ПЕРВЫЙ информационный полиПОРТАЛ ПСКОВА
           

   Продолжить разговор о псковском торге XVI века хотелось бы сквозь призму торговых принципов, действующих как на территории губернии, так и за ее пределами.
   Правила торговли регулировались прежде всего «стариной», то есть принятыми в качестве нормы сложившимися традициями. Одним из таких обычаев было право ганзейских купцов «колупать» воск: откалывать от вощаного круга куски для проверки его качества, причем отколотые куски в счет веса купленного воска не шли. Величина кусков воска, которые разрешалось «колупать», точно не была определена и зависела опять-таки от старины и произвола купцов.
  Кстати, для взвешивания товара на торгу было устроено особое помещение – важня (сооружение над крупными весами (вагой), возведенное при торговой площади). Здесь находились весы различных размеров: терези (весы коромысленные), контари (большие безмены), безмены. На псковской важне вместо гирь употреблялись каменные и железные колокола весом в несколько пудов и маленькие разновесы - колокольчики и гривенки - всего на 34 московских пуда (1 московский пуд = 6/7 обычного пуда).
  В центре городского торга стояла и таможенная изба, где хранились уставные и таможенные грамоты, таможенные деньги. Это было внушительное помещение с девятью стекольчатыми окнами и дощатыми сенями. В избе хранилось 25 коробей «з государевыми с таможенными книгами, да ларчик окован с книгами ж, да сундук большой окован, где кладут государеву казну, а у него два замка висучих».
  Надо отметить, что число торговых пошлин на псковском торге в XVI веке было довольно велико и все они поступали в одно место - в Большую таможню. Прибывая на торг, купец платил тамгу (сбор с торговых сделок), мыт (государственная пошлина, взимаемая за провоз товаров, проезд людей через таможенные заставы у городов и крупных селений), явку головщику. Покидая торг, платили новую пошлину - задние калачи. Кроме того, со всякого приезжего на двор взималась плата «за тепло, и за стряпню, и за капусту, и за квас по 4 московки с человека».
  С речных судов, прибывавших на берега Великой и Псковы, бралась судовая пошлина в зависимости от размеров судна, с конного воза - повозная пошлина. За взвешивание товара платили весчую пошлину, за отмеривание - отмерную. За погрузку и разгрузку товаров бралась подымная и свальная пошлина, при продаже скота - пятно и роговое. За проживание на гостином дворе купцы платили особые пошлины - гостиное, амбарное и т.п., специальная пошлина взималась за перевозы и переправы. Кроме того, многочисленные поборы шли в пользу администрации торга.
  Впрочем, все это, видимо, с лихвой окупалось выгодной торговлей. О чем красноречиво свидетельствуют сохранившиеся данные по таможенному обороту.
  Можно заметить, что на территории Пскова все было оборудовано для того, чтобы велась структурированная, налаженная торговля. Одним словом, был порядок. И может быть все было ладно да складно, если бы не «зверские» пошлины, взимаемые тут и там с приезжих купцов. Однако, как говорят факты, даже это не мешало получать приличную прибыль с торговли.
  В настоящее время ситуация складывается несколько по-другому: налоги мешают работать не столько чужим предпринимателям, сколько местным торговцам, особенно мелким. А ведь если дать возможность легче развиваться псковским сельскохозяйственным и другим промысловым предпринимателям, то может быть удастся возродить громкое имя Пскова, а вместе с тем его исконные «бренды».
  При Иване Грозном общая сумма таможенных пошлин по всему государству составила 60,5 тысяч рублей. Из них Москва собрала 12 тысяч рублей, Псков - 12 тысяч рублей. Пошлины, собранные в Великом Новгороде, были в два раза меньше - 6 тысяч рублей, Смоленск отчитался на 4 тысячи рублей.


В статье использовались материалы сайта www.old-pskov.ru